Австралия и Большой Барьерный Риф

«Индевор» недолго оставался в округах залива Царицы Шарлотты. И сам корабль, и все, кто был на его борту, были в превосходном состоянии, и у Кука не было обстоятельств канителить. Они выполнили все, что от их требовалось, и сейчас им было надо ворачиваться в Великобританию. Три вероятных пути вели к дому. Потому Австралия и Большой Барьерный Риф Кук созвал собственный обыденный демократичный совет из офицеров и, как обычно, принял решение, соответственное его желаниям.

Они могли бы отправиться домой мимо мыса Горн, но это было длительное и опасное плавание. Кук колебался, выдержит ли такелаж, который уже нельзя было именовать неплохим, штормы, к которым, вне сомнения, нужно готовиться в Австралия и Большой Барьерный Риф этом районе, к тому же припасы продовольствия были оценены как недостаточные на все это путешествие, а не считая того, в Южном полушарии наступала зима.

Они могли бы пройти минуя мыса Хорошей Надежды, но при всем этом появлялась пугающая возможность того, что «Индевор», который и в наилучшие времена мог Австралия и Большой Барьерный Риф с огромным трудом плыть против ветра, будет пробиваться бесконечные недели через преобладающие тут западные ветры, до того как достигнет мыса. Тогда и тоже возникнет вопрос с продуктовыми припасами. И не считая того, Тасман уже сделал это путешествие, а Кук не был человеком, который склонен идти по чьему бы то ни Австралия и Большой Барьерный Риф было пути.

3-ий же вариант, конкретно тот, который Кук в конце концов принял, был неизбежен. Для него он, должно быть, был в особенности привлекателен, так как подразумевал новые заслуги, новые открытия, исследование единственной полосы земли, оставшейся неисследованной в умеренном климате, – восточного побережья Австралии. Как Куку было понятно Австралия и Большой Барьерный Риф, ни один европеец, не считая Тасмана, никогда не лицезрел и не ступал на восточную часть этого материка, и этот вызов был ему по нраву. (По сути Кук не знал – и так и погиб в незнании, что конкретно он был первооткрывателем, так как Тасман тоже не додумывался, что Земля Ван Димена Австралия и Большой Барьерный Риф, которую он посетил, была полуостровом, отделенным от Австралийского континента.) И когда они достигнули бы севера Австралии, то могли бы направиться к голландской Ост-Индии, где, как подразумевал Кук, можно было достать продовольствие в любом количестве.

«Индевор» покинул Новейшую Зеландию 1 апреля. В намерения Кука входило плыть в сторону Австралия и Большой Барьерный Риф Земли Ван-Димена – Тасман оставил довольно четкие координаты ее положения, но встречные ветры отнесли их далековато от предполагаемого курса, и когда они узрели землю, это была Австралия, а не Тасмания: так же как штормы помешали Куку увидеть пролив Фово меж Южным полуостровом и полуостровом Стюарта, сейчас из-за штормов Австралия и Большой Барьерный Риф они не увидели Бассов пролив меж Тасманией и Австралией. Что все-таки касается Кука, то он поразмыслил, что увидел землю мало выше того места, где ее увидел Тасман.

Принципиально отметить, что в силу необычного совпадения Кук попал в случае с Бассовым проливом в такое же положение, что и Тасман с проливом Австралия и Большой Барьерный Риф Кука. На собственных картах Тасман нанес Северный и Южный острова соединенными совместно, но в дневнике высказал предположение, что, может быть, имеется пролив, который их делит; Кук на карте изобразил Тасманию и Австралию соединенными вкупе, но в собственном дневнике выразил мировоззрение, что, может быть, существует пролив, который их Австралия и Большой Барьерный Риф делит.

Практически наверняка «Индевор» находился уже в Бассовом проливе, когда 21 апреля лейтенант Хикс в первый раз увидел Австралию. Положение точки – Бугор Хикса, – с которой было изготовлено это открытие, точно не понятно, но считают, что это бугор за полуостровом, носящим сейчас заглавие мыс Эверард.

Кук поплыл повдоль берега поначалу в восточном, позже Австралия и Большой Барьерный Риф в северном направлении в поисках подходящей гавани. Они нередко лицезрели дым на берегу и заключили, что места эти населены, хотя людей не лицезрели. После недельного плавания они отыскали то, что им показалось только подходящей гаванью, и зашли в нее.

Тут они повстречали первых туземцев практически темного цвета, отличавшихся от Австралия и Большой Барьерный Риф полинезийцев и маори. Некие были агрессивны, но не так, как маори. Некие были безразличны. Кук с удивлением докладывает, что две лодки, полные туземцев, занятых рыбной ловлей; они не направили внимания на возникновение «Индевора» и не показали энтузиазма либо удивления, хотя нереально представить, что они когда-нибудь ранее лицезрели таковой Австралия и Большой Барьерный Риф корабль. Никто из туземцев не встречал их. Они все, как было увидено, имели при для себя «короткие сабли» – именитые бумеранги.

Вода была доступна, а гавань кишела рыбой так, что Кук именовал это место гаванью Скатов, но другой еды не было, как и новых фруктов и овощей – туземцы не знали Австралия и Большой Барьерный Риф культурного сельского хозяйства, что очевидно ставит их на ступень ниже по развитию, чем маори из залива Пленти, которые развили это искусство до очень высочайшей степени. Но одна вещь изобиловала – и это согрело сердца Банкса, Соландера и других ученых, – это растения. Они отыскали тут сотки неведомых в Европе растений, настолько Австралия и Большой Барьерный Риф не мало, что Кук был обязан поменять свое мировоззрение насчет гавани Скатов и дать этому месту новое заглавие, которое стало очень известным, – а с возникновением поселений осужденных получило к тому же дурную известность, – Ботани-Бей.

Они отплыли 6 мая. Около 9 миль к северу они прошли мимо входа в другую Австралия и Большой Барьерный Риф гавань, которую Кук именовал Порт-Джексон, отважившись высказать надежду, что она может представлять собой неопасную якорную стоянку. Может быть, для душевного равновесия Кука было лучше, что он погиб не узнав, что прошел мимо самой прекрасной гавани в мире – Сиднейской.

Следующие 5 недель «Индевор» плыл ввысь повдоль берега при умопомрачительно неплохой погоде. Кук Австралия и Большой Барьерный Риф ощущал себя в собственной стихии. Очевидно, трудности встречались: кто-то отрезал часть уха его клерку, мистеру Ортону, когда тот был в опьяненном отуплении (виноватого так и не отыскали), и когда позже пришлось разбираться с опасными лабиринтами, горами, рифами, кучей маленьких проблем Огромного Барьерного рифа. Но в главном он Австралия и Большой Барьерный Риф занимался тем, что больше всего обожал, – делал прекрасную серию карт и крестил все, что лицезрел: число островов, гаваней, заливов, мысов и выступов, которым Кук отдал наименования, практически неописуемо. Это другая грань его нрава, по-видимому, он обладал умопомрачительно изобретательным разумом: он всегда находил заглавие.

В 11 часов вечера 11 июня «Индевор Австралия и Большой Барьерный Риф» налетел на подводный коралловый риф, с таким ударом, что задрожали все шпангоуты на корабле. Он застрял, неподвижный, и здесь же стало ясно, что урон очень серьезен, так как вода немедля хлынула в покоробленный корабль. Ухудшило положение и то, что корабль сел на мель в высшей точке прилива, этого капитаны страшатся Австралия и Большой Барьерный Риф больше всего, а тяжкий накат волн разбивался, дойдя до рифа, и повсевременно лупил по севшему на мель кораблю, не очень очень, но довольно чувствительно, чтоб повысить риск роста вреда, который уже был нанесен днищу.

Были приведены в действие помпы, но они не смогли совладать с прибывавшей водой. По мере Австралия и Большой Барьерный Риф отступления прилива у «Индевора» развился наклон, что увеличивало нагрузку на уже покоробленные шпангоуты. Чем больше спадал прилив, тем больше становился угол наклона. Континент находился в 20 милях. Стоило разразиться в один момент шторму, и судно могло быть сорвано с рифа, и при всем этом сломалось бы еще Австралия и Большой Барьерный Риф более шпангоутов, и оно бы затонуло, и не было довольно шлюпок, чтоб отвезти на сберегал личный состав корабля.

Создавалась безнадежная ситуация, но для схожих случаев капитан Кук, казалось, был рожден. Он принудил облегчить судно как может быть: за борт полетело около пятидесяти тонн материалов – боцманские и плотницкие склады, дрова, каменный Австралия и Большой Барьерный Риф и железный балласт из трюма, даже пушки, хотя место выброса последних старательно обозначили буями для следующего возврата. В то же время он повелел положить якоря в полубаркас и кинуть их на неком расстоянии от «Индевора», так что с помощью ворота и якорной цепи они могли перетягивать судно в Австралия и Большой Барьерный Риф более глубокую воду. Можно для себя представить, какая это была непосильная работа: неизменное откачивание воды помпой, перетаскивание томных якорей и в особенности вытаскивание пятидесятитонного балласта из трюма. К одиннадцати часам утра, ко времени последующего высочайшего прилива, практически все члены команды выбились из сил.

Прилив кончился, а судно все еще было на мели Австралия и Большой Барьерный Риф. Кук сохранял необычное спокойствие. Он знал, что ночные приливы на этом побережье были существенно выше, чем дневные. И в то же самое время он ставил под вопрос разумность снятия судна с мели – все понимали, что только коралловый риф, на который сел «Индевор», мешает ему камнем пойти на дно. Кук Австралия и Большой Барьерный Риф решил рискнуть. Если корабль начнет стремительно тонуть, он попробует перетянуть его в прежнее положение на риф; если корабль сойдет с мели и начнет тонуть медлительно, он попробует доплыть на нем до берега, вынуть его на сушу, разобрать и выстроить наименее большой корабль из его древесной породы и шпангоутов Австралия и Большой Барьерный Риф и доплыть на нем до Ост-Индии. «Неукротимый» – таковой эпитет можно было бы применить к капитану Куку.

Но ни один план на самом деле не был использован. Когда ночкой наступил высочайший прилив, при участии всех членов команды, занятых или на лебедке, или у помпы, «Индевор» был снят с мели Австралия и Большой Барьерный Риф. К всеобщему удивлению и облегчению, он не только лишь не потонул, но даже наименее глубоко посиживал в воде, чем ранее. (Позднее они нашли, что большая глыба коралла обломилась, когда судно двинулось с места, и отчасти заткнула пробоину.)

Кук решил более плотно заткнуть пробоину – поставить на нее пластырь. Под Австралия и Большой Барьерный Риф днище корабля была подведена веревка, привязанная к парусу, покрытому паклей и шерстью. Этот парус подвели под корабль, и когда он попал на пробоину, давление воды установило его в необходимое положение. Эта операция уменьшила поступающую воду до маленький струйки, хотя помпы все равно должны были работать.

Кук выслал шлюпки, чтоб произвести разведку Австралия и Большой Барьерный Риф берега и отыскать место, где можно было бы килевать «Индевор» и заделать пробоину в подводной части корабля. Но сейчас фортуна оборотилась к Куку лицом, так как люди с вернувшейся шлюпки произнесли, что они отыскали подходящее устье реки на побережье, мало к северу. Капитан привел туда «Индевор» и, вопреки встречным Австралия и Большой Барьерный Риф ветрам, которые длительно мешали войти в реку, все таки через три денька сделал это и, невзирая на то что дважды корабль сел на мель, в конце концов отыскал потрясающую якорную стоянку не дальше чем в 20 футах от берега реки.

Кук отдал приказ высвободить корабль от всего корабельного имущества Австралия и Большой Барьерный Риф и балласта, чтоб можно было втащить судно как можно далее на сберегал. Вред был достаточно значимым – большая часть обшивки подводной части корабля была ободрана и не хватало 4 досок, но не было ничего такового, что не могли бы поправить изобретательные корабельные плотники и кузнецы; самое огромное затруднение заключалось в Австралия и Большой Барьерный Риф том, что они могли работать только при отливе, когда шпангоуты были оголены.

И тут в первый раз им удалось установить дела с туземцами. В отличие от полинезийцев они были застенчивыми, сдержанными, практически трусливыми людьми, в некой степени обладали таитянской склонностью брать вещи, которые им не принадлежали. В вещественном отношении, припоминал Кук Австралия и Большой Барьерный Риф, они были самыми бедными людьми на земле – у их практически ничего не было, но Кук был довольно чутким, чтоб представить, что, возможно, они ведут более счастливую и беспечную жизнь, чем европейцы.

Субтропическая зона – следует напомнить, что сейчас они находились всего в пятнадцати градусах от экватора, – была радостью Австралия и Большой Барьерный Риф для натуралиста. Одичавшие животные и рыба разных видов водились в обилии. Сберегал кишел мидиями и черепахами. Кругом было большущее обилие тропических птиц. Тут же они в первый раз в собственной жизни узрели крокодилов, летучих собак, динго, валлаби [3] , кенгуру.

Ученые охотно остались бы тут на неопределенное время, но у Кука были Австралия и Большой Барьерный Риф другие планы. Хотя «Индевор» был полностью приемлимо залатан, в сути, его состояние было неудовлетворительным, а наиблежайшие судоремонтные верфи находились в Батавии, на Яве, в голландской Ост-Индии, и Кук даже не знал еще, как туда плыть, так как пока не было подтверждено, что существует проход меж Северной Австралией и Австралия и Большой Барьерный Риф Новейшей Гвинеей. Не считая того, провизии осталось всего на три месяца. И что еще ужаснее, если он будет очень длительно задерживаться, юго-восточные пассаты сменятся на северо-западные, и «Индевор» всю дорогу до Батавии будет обязан биться со встречным ветром. Таким макаром, 6 августа Кук отправился в путь, дав заглавие их Австралия и Большой Барьерный Риф временной стоянке – река Индевор. (Город, который сейчас стоит на этом месте, именуется Куктаун.)

Они поплыли на север, но очень осторожно. Встречалось особенно много песочных отмелей, рифов, скал и островков. Капитану пригодилась целая неделя, чтоб провести корабль через в особенности тяжелый участок, который он прозвал Лабиринтом. Опасность была настолько Австралия и Большой Барьерный Риф велика, что ночкой вообщем нереально было плыть. В течение денька впереди «Индевора» шел командирский катер, повсевременно делая промеры глубины, а на корабле в это время сам Кук, заняв место на вершине мачты, направлял и отдавал команды.

Даже после того, как Лабиринт был благополучно пройден, проблемы Кука, связанные с Барьерным рифом Австралия и Большой Барьерный Риф, длилось еще целую неделю. В один прекрасный момент, на сто процентов утратив терпение от мучительно неспешного продвижения – у их ушло шестнадцать дней на то, чтоб пройти расстояние, которое современный корабль покрыл бы за один денек, хотя следует подразумевать, что Кук первым плыл по этому очень каверзному морю Австралия и Большой Барьерный Риф, – он пользовался брешью в Барьерном рифе и вырвался в открытый океан.

Но расстояние меж сушей и Барьерным рифом начинало возрастать, в то время как земля начинала уходить на северо-запад. Куку это доставляло острое огорчение. Если он будет находиться очень далековато в море и там по сути будет проход меж Австралией Австралия и Большой Барьерный Риф и Новейшей Гвинеей, он может его пропустить и попасть в воды кое-где за пределами Новейшей Гвинеи. У Кука не было выбора. Он повернул и направился через Большой Барьерный риф, и чуть ли не растерял «Индевор», опять посадив его на коралловый риф.

Каковы бы ни были Австралия и Большой Барьерный Риф проблемы, самые худшие и небезопасные воды, которые он когда-либо встречал либо даже повстречает в дальнейшем, были практически пройдены. Земля обступала его с обеих сторон, и в конце концов с вершины мачты стало видно, что континент слева становится таким узеньким, что за ним можно созидать море. Некое время спустя землю по левому Австралия и Большой Барьерный Риф борту уже не было видно. Кук достигнул самого северного конца Австралии, проплыв через пролив, который он здесь же именовал пролив Индевор, и отыскал проход в Ост-Индию.

Этому мысу он отдал заглавие Кейп-Йорк; сейчас так же именуется и весь полуостров. Была одна вещь, которую Кук не Австралия и Большой Барьерный Риф запамятовал сделать, до того как покинуть Австралию, точно так же, как он не пренебрег своим долгом в Новейшей Зеландии и на многих островах Тихого океана: он объявил об официальном и праздничном переходе материка во владение Английской короны. Он именовал эту землю Новый Южный Уэльс, подразумевая восточную часть Австралийского материка Австралия и Большой Барьерный Риф; по сути он претендовал на всю Австралию. Поразительно, что за маленький период в несколько месяцев один человек присоединил и Новейшую Зеландию, и Австралию к владениям Великобритании.

До того как направиться прямо в Батавию, Куку потребовалось удовлетворить свое ненасытное любопытство, и он отправился проверить, как далековато находится Новенькая Гвинея от мыса Кейп Австралия и Большой Барьерный Риф-Йорк. Следует вспомнить, что ни один представитель западного мира не знал до того времени, соединены ли меж собой Австралия и Новенькая Гвинея. Если гласить поточнее, считали, что кое-кто знает, что Торрес и по правде отыскал пролив меж Новейшей Гвинеей и Австралией, но никому об этом не сказал. Одним Австралия и Большой Барьерный Риф из их, как докладывали, был Александр Далримпл, который возлагал надежды сам командовать «Индевором» и достигнуть славы, обнаружив Торресов пролив. Об этом он сказал Банксу, который поведал Куку, а тот, по всей видимости, этой инфы не доверял, так же как он не доверял самому Далримплу. Одной из самых Австралия и Большой Барьерный Риф утонченных насмешек судьбы было то, что конкретно Кук в собственном последующем, и даже более значимом, путешествии был должен повредить мечты Далримпла о Южном континенте.

Из-за угрозы рифов и такового мелководья, что периодически практически нереально было не терять из виду Новейшую Гвинею, Кук со характерным ему упорством в Австралия и Большой Барьерный Риф конце концов произвел посадку. Аборигены пролива Папуа, но, оказались так агрессивными, что Кук оставил последующие пробы. Он направил «Индевор» на восток, пересек Арафурское и Тиморское моря и быстро сделал остановку у острова Сува, в те времена находившегося под контролем Голландской Ост-Индской компании. Тут Кука повстречали доброжелательно, ему разрешили закупить Австралия и Большой Барьерный Риф некое количество свежайшего мяса, фруктов и овощей. «Индевор» достигнул высшей части Явы 22 сентября, но ветры и течения были так неблагоприятными, что дойти до Батавии он сумел исключительно в октябре. Это был 1-ый цивилизованный город, который они узрели после Рио-де-Жанейро, а с тех пор прошло практически два года.

Кук уже Австралия и Большой Барьерный Риф собрал все дневники и журнальчики собственных офицеров и матросов и вкупе со своими своими журнальчиками и обилием карт, которые он вычертил, выслал в Адмиралтейство в Лондон на голландском корабле «Кроненбург». Сопроводительное письмо Кука представляет собой поразительный документ. Хотя у него не было никаких иллюзий относительно ценности собственных карт – «широта Австралия и Большой Барьерный Риф и долгота неких мест мира лучше установлены, чем эти», неописуемо, но он протестовал против значимости собственных открытий. Он, казалось, практически извинялся за то, что не сумел открыть Южный континент, а относительно собственных иных действий писал: «Открытия, изготовленные в этом путешествии, невелики» – очень необычное утверждение со стороны человека, который Австралия и Большой Барьерный Риф присоединил Новейшую Зеландию и Австралию к владениям Английской короны.

В собственном письме Кук высказывался самым похвальным образом обо всех собственных офицерах и матросах, также об ученых. Совсем естественным было бы, если б кто-то оказался не настолько совершенным, но Кук о их не упоминал, что свидетельствует о глубочайшем благородстве Австралия и Большой Барьерный Риф натуры этого человека. Во всех собственных письмах Кук позволил для себя единственное выражение довольства собою: «Я с ублажение докладываю, что не растерял из-за заболевания ни 1-го человека за все путешествие».

И это было правильно. Если не считать эпилепсию и спиртное отравление болезнью, то его утверждение точно; другие умершие или Австралия и Большой Барьерный Риф утопли, или погибли от воздействия стихии в купе с огромным количеством поглощенного рома в снегах Терра-дель-Фуэго. Но это такое малозначительное проявление самодовольства должно остаться как более грустное утверждение, которое Кук когда-либо написал. Его проблемы в отношении здоровья только начинались: некоторая драматичность состоит в том, что после Австралия и Большой Барьерный Риф собственного знаменитого кругосветного путешествия, прибыв в Батавию, этот аванпост цивилизации, со всей командой в отличном здравии, он отплыл оттуда на «Индеворе», преобразованном в плавучий лазарет.

Батавия (с того времени как Голландия утратила контроль над Ост-Индией после 2-ой мировой войны, этот город стал называться Джакарта) был безусловно самым Австралия и Большой Барьерный Риф больным местом на земле. Голландцы выстроили его в низколежащей равнине по эталону 1-го из собственных городов – практически повдоль каждой большой улицы протекал канал. Но что отлично для холодного северного климата Амстердама, не подходит для насыщенного водяными парами, подрывающего силы воздуха тропиков. Каналы были неописуемо грязны, полны отбросов и нечистот и Австралия и Большой Барьерный Риф были безупречным очагом москитов, микробов и вирусов огромного числа тропических заболеваний. Естественно, малярия была всюду, но дизентерия оказалась основным убийцей. Банкс утверждает – и у нас нет обстоятельств ему не веровать, он обладал четким и научным складом мозга, – что из каждой сотки военнослужащих, которые приплывали из Голландии на службу в Австралия и Большой Барьерный Риф гарнизоне, 50 погибали к концу года, 20 5 находились в лазаретах и только не больше 10 были стопроцентно применимы для несения службы. Такая страшная статистика смотрится неописуемой, да и сам Кук подтверждает это: когда он покинул Батавию, голландские капитаны произнесли, что он может считать себя счастливцем, если половина его команды не погибла.

Когда Австралия и Большой Барьерный Риф, окончив ремонт, сходу после Рождества «Индевор» отплыл из Батавии, судно уже потеряло семерых членов команды и поболее сорока были так серьезно больны, что не могли принимать роли в работе на корабле. А остаток команды, писал Кук, находился в нехорошем состоянии. Те семеро, которые погибли, были доктор, Тупиа и его Австралия и Большой Барьерный Риф слуга, слуга астролога Грина и три мореплавателя. Банкс очень тяжело захворал и спасся только тем, что дышал более холодным и свежайшим воздухом гор и воспринимал большие дозы хинина.

Когда Кук отправился из Батавии в Кейптаун, он был должен испытывать искреннее облегчение от мысли, что худшее осталось сзади. Но Австралия и Большой Барьерный Риф самое ужасное было впереди. Дневники, в каких описывается это десятинедельное плавание меж Батавией и мысом Хорошей Надежды, представляют собой устрашающее чтение. Через четыре недели после отплытия из Батавии погиб боец морской пехоты, и в течение последующей недели – 10 других членов команды, включая астролога Грина и рисовальщика-натуралиста Паркинсона. В Австралия и Большой Барьерный Риф феврале еще двенадцать членов команды погибли; это значит, что за одно сравнимо куцее путешествие из Индии в Африку четверть начального состава команды корабля погибла. В один в особенности безвыходный момент путешествия оставалось всего двенадцать человек, способных делать работу на корабле, да и они были больны.

Сам Кук, по-видимому Австралия и Большой Барьерный Риф, был расчудесным образом невосприимчив к заболеваниям, он, должно быть, обладал стальным здоровьем. И в то же время он сам мог быть нездоровым, но никогда не демонстрировал вида и не упоминал об этом: когда ему практически оторвало правую руку пороховницей с черным порохом во время проведения съемок побережья Ньюфаундленда либо Австралия и Большой Барьерный Риф позднее, когда он был небезопасно болен воспалением желчного пузыря, он никогда не упоминал о собственных страданиях и болях.

«Индевор» прибыл в Кейптаун 14 марта. Те, кто еще оставался серьезно болен, – их было около 30 человек, – были сняты на сберегал и высланы в лазарет. Это означает, что сейчас у капитана осталась Австралия и Большой Барьерный Риф половина его начальной команды, и на корабле было всего 20 человек, способных делать корабельную работу. К счастью, Кук сумел нанять новейшую команду в Кейптауне, чтоб доплыть на «Индеворе» в Великобританию.

Еще трое из команды «Индевора» погибли в лазарете. Посреди апреля Кук переправил собственных нездоровых на борт и отплыл на родину: некие Австралия и Большой Барьерный Риф были и по правде серьезно больны, один погиб еще до того, как они проплыли Столовую бухту. По дороге домой лейтенант Хикс тоже погиб – он длительное время болел туберкулезом.

И вот 12 июля 1771 года, через два года и одиннадцать месяцев плавания, «Индевор» был опять дома.

Глава 5

Антарктида и Полинезия

Было бы Австралия и Большой Барьерный Риф приятно сказать, что по возвращении в Великобританию Кук стал героем денька. Но, по-видимому, это было не так. Что касается широкой публики и Царского общества, для их важными личностями были Банкс и Соландер. Конкретно они привезли свидетельства, подтверждения и сувениры из числа тех экзотичных и чарующих земель на другом конце Австралия и Большой Барьерный Риф света, все трофеи, все шкуры животных и птиц, о которых мир ничего не знал, неслыханные доныне рыбы, бессчетное количество неведомых насекомых и сотки законсервированных растений, неведомых в Европе. Было подсчитано, что злосчастный Паркинсон, натуралист-рисовальщик, успел до собственной погибели сделать выше 1500 рисунков и набросков неведомых представителей флоры и фауны. И Австралия и Большой Барьерный Риф не появлялось сомнения, что Банкс и его ученые заслуживали всяческой похвалы: в самых томных критериях они замечательно совладали со собственной работой, а их заслуги в естествознании были превзойдены, может быть, только Дарвином. Потому Банкс и его друзья грелись в лучах славы, в то время как Кук многими рассматривался как Австралия и Большой Барьерный Риф человек, который просто перевозил их с места на место.

К тому же, естественно, прием, оказанный им, соответствовал их нраву. Банкс, обеспеченный юный член высшего общества, имел много влиятельных друзей, обожал, чтоб к нему относились как к знаменитости. Кук же, быстрее сдержанный, прохладный, страстно стремящийся защитить свою личную жизнь от Австралия и Большой Барьерный Риф сторонних глаз, по мере сил избегал броского света известности. Разумеется, он был индифферентен к всеобщим похвалам. Он был настроен на выполнение собственных целей, достигнул их, и это было основным вознаграждением, о котором он помышлял.

Но даже для Кука было очень приятным то одобрение, которое исходило от экспертов, единственных людей, которые Австралия и Большой Барьерный Риф были вправду способны оценить величие его свершений. Лорды Адмиралтейства, обычно сдержанный и замкнутый клан, когда дело доходит до присуждения заслуженной заслуги, осыпали Кука такими похвалами, что он, должно быть, отыскал их немного обременительными. По сути похвалы только казались безмерными: если учитывать заслуги Кука, никакая похвала для Австралия и Большой Барьерный Риф него не была бы очень высочайшей.

Не было сомнения, что сейчас начальство Кука считало его величайшим исследователем и мореходом эры. Непременно, его «неподходящее» происхождение и долгие и длительные годы службы обычным матросом были позабыты, сейчас он был одним «из них», близким и реальным другом тех, кто совместно с ним прогуливался Австралия и Большой Барьерный Риф по коридорам морской власти. Но в то же самое время – и без всякого цинизма – принималось во внимание, что Кук сейчас был ценнейшим средством в деле манипулирования публичным воззрением. Необыкновенный фуррор, которого он достигнул, свидетельствовал о проницательности и прозорливости тех, кто избрал подходящего человека для этого величавого риска, а конкретно – самих Их Австралия и Большой Барьерный Риф Светлостей.

Такому большущему достоянию, как это, нельзя было позволить заржавевать в бездействии. Немедля после возвращения Кук получил увеличение и стал коммодором, и под его начало поступило судно Его Царского Величества «Скорпион». Ясно было, что у Адмиралтейства нет намерения допустить, чтоб Кук плавал на его борту; это Австралия и Большой Барьерный Риф было просто временное предназначение, средство, при помощи которого он содержался на полном окладе, в то время как был свободен предназначить себя более актуально принципиальному делу – подготовке к новейшей экспедиции в Южные моря.

Не совершенно ясно, кто был вдохновителем либо что послужило первопричиной 2-ой экспедиции. Некая загадочность кутает зарождение этой идеи. Время от Австралия и Большой Барьерный Риф времени такие проекты кажутся выросшими из ничего, потом равномерно их начинают дискуссировать, потом слух о их распространяется за границы страны, и они получают некую определенность и в один момент оказываются обширно и везде принятыми, и мысль становится реальностью. Непременно, Королевское общество приложило к этому свою руку – они считали себя Австралия и Большой Барьерный Риф полуправительственной организацией и представляли собой сильную силу в обществе. Непременно, позиция самого Кука была далека от пассивной в этом вопросе: подобно всем величавым первопроходчикам, стоило ему вкусить радости и ублажения от проникания в неизвестное, и он бы никогда не успокоился, пока опять не вступил бы на этот Австралия и Большой Барьерный Риф путь. Непременно, что ведущие географы тех пор, в особенности Александр Далримпл, который продолжал веровать в свою идею Южного континента, стали бы торопить компанию 2-ой экспедиции. Но всем понятно, что реально воспринимали решения только лорды Адмиралтейства.

Может быть, они задумывались о способности того, что Кук и по правде наткнется Австралия и Большой Барьерный Риф на сказочный Южный континент, либо на какую-нибудь другую страну, либо полуостров, не открытые до сего времени, и присоединит их с его обыкновенной оперативностью к Английской короне; заманчиво приятная и совсем не неосуществимая идея, так как Южные моря оставались в собственном большинстве неизведанными. Более возможно, что они произнесли Куку, что он должен Австралия и Большой Барьерный Риф отправиться в другое геройское путешествие для открытий – и не принципиально, в каком направлении он отправится, – которые принесут новое доверие, честь и славу ему и его стране, а заодно и им, лордам Адмиралтейства.

В доказательство схожей точки зрения следует увидеть, что при втором путешествии, самом ужасном, какие когда Австралия и Большой Барьерный Риф-либо предпринимались, Кук не получил особых инструкций. Можно мимоходом отметить, что никто никогда бы не предпринял такое путешествие снова, так как, когда Кук окончил его, в больших широтах южного океана не много что осталось открывать.

Нет сомнения в том, что Кук получил карт-бланш относительно того, куда он был Австралия и Большой Барьерный Риф должен плыть и что он был должен делать. Это можно обосновать. В дневнике собственного первого путешествия он писал:

«Я надеюсь, не будет превратно понято, если я приведу свое мировоззрение о том, что более доступный способ совершать последующие открытия в Южном море – это войти тем методом, что ведет в Новейшую Австралия и Большой Барьерный Риф Зеландию, сначала достигнув мыса Хорошей Надежды. Оттуда следовать южнее Новейшей Голландии к заливу Царицы Шарлотты, где опять освежить припасы воды и дров, позаботившись о том, чтоб покинуть это место в конце сентября либо начале октября самое позже, когда у вас будет все лето. Потом пройдя через пролив, может быть, с преобладающими Австралия и Большой Барьерный Риф западными ветрами плыть в восточном направлении в таких больших широтах, какие вам будут угодны, и если вы не встретите земли, у вас будет довольно времени, чтоб обогнуть мыс Горн до конца лета. Но если по каким-то причинам вы не встретите материк, либо у вас появятся другие цели, направляйтесь Австралия и Большой Барьерный Риф на север и, посетив несколько уже открытых островов, продолжайте плыть с пассатами вспять к западу в поисках того, о чем упоминалось ранее, – таким макаром открытия в Южном море будут завершены».

(Сначала этого отрывка есть некая неурядица. По сути Кук имел в виду, что последующая экспедиция должна плыть Австралия и Большой Барьерный Риф до Кейптауна, а потом прямо к проливу Кука в Новейшей Зеландии, откуда он собирался отправиться в воды Антарктики.)

Так как это в точности тот маршрут, которым был должен идти Кук, не вызывает сомнения, что Адмиралтейство было вполне согласно с ним. Они также охотно удовлетворили две просьбы Кука: его корабль должен быть Австралия и Большой Барьерный Риф больше «Индевора», который он считал очень тесноватым; а для безопасности, удобства и обоюдной поддержки в экспедицию должно быть отправлено 2-ое судно.

Так как Кук отыскал «Индевор», если не считать его размеров, очень подходящим для его целей, Адмиралтейство закупило на верфях Уитби еще два судна типа «угольщиков» – «Маркиз де Австралия и Большой Барьерный Риф Гранби» водоизмещением 462 тонны и штатом 118 матросов и «Маркиз де Рокинхем» водоизмещением 350 тонн и штатом 83 человека. При передаче военно-морскому флоту они были укомплектованы личным составом под наименованиями «Дрейк» и «Рейли»; но благоразумие восторжествовало. Испанцы все еще имели значимые претензии в Тихом океане – выражаясь проще, они считали его собственной личной Австралия и Большой Барьерный Риф собственностью – и считали, что эти два имени нанесли бы практически такое же оскорбление испанцам, как и сами Дрейк и Рейли практически за два века ранее. Потому кораблям дали новые наименования – «Резольюшен» (решительность) и «Эдвенчур» (смелое предприятие, риск).

Ассистентами Кука должны были стать: некоторый лейтенант Купер, далекий родственник старенького покровителя Кука Австралия и Большой Барьерный Риф Паллисера, и лейтенанты Пикерсгилл и Кларк, которые были с ним на «Индеворе» и еще ранее с Уоллисом на «Долфине». Сейчас они отчаливали в свое третье кругосветное путешествие, так что у Кука не было недочета в опытнейших ассистентах. Капитаном «Эдвенчура» был должен стать Тобиас Фюрно, очень опытнейший офицер Австралия и Большой Барьерный Риф, который уже плавал вокруг света с Уоллисом. Его помощников звали Шенк и Кемп.

Банксу и его окружению, состоящему из ученых и слуг, было предложено присоединиться к этой экспедиции. Утверждали различное: предложение исходило от лорда Сандвича (в те времена первого лорда), и от Царского общества, и от самого Банкса. Это Австралия и Большой Барьерный Риф не имеет значения: Банкс, со своим богатством и поновой установленными связями с правящей вершиной тех пор, был очень влиятельным юным человеком и был одобрен.

Как досадно бы это не звучало, длинный период, когда им восторгались в высших кругах английского света, по-видимому, оказал существенное воздействие на его здравомыслие. Он Австралия и Большой Барьерный Риф с самого начала решил, что конкретно он, Банкс, будет управлять путешествием и решать, куда они должны плыть и сколько оставаться в том либо ином месте. Не считая того, он желал взять с собой более пятнадцати человек, в том числе 2-ух музыкантов, играющих на рожке, для его собственного обучения Австралия и Большой Барьерный Риф. И в конце концов, когда он увидел «Резольюшен», он высказался, что джентльмену не пристало подниматься на его палубу. У него хватило наглости намекнуть, чтоб ему предоставили более большой корабль; полностью понятно, что схожий намек Адмиралтейство немедля отвергло. Тогда он предложил, чтоб расширили огромную каюту на «Резольюшен» и выстроили неверную палубу Австралия и Большой Барьерный Риф над имеющейся, чтоб предоставить ему и его окружению, также всему научному оборудованию столько места, сколько им будет нужно. На это изумленное Адмиралтейство согласилось.

Пока проводились эти перестройки, у Кука, занятого наблюдением за всеми приготовлениями к экспедиции и набором команды для плавания, произошли проблемы. Официальный вариант его судового журнальчика с «Индевора» готовился Австралия и Большой Барьерный Риф к публикации. Но сам Кук не был допущен к настолько узкой литературной работе, так как был обычным грубым мореплавателем, а ведущее светило из литературных кругов и близкий друг доктора Джонсона – некоторый доктор Джон Хоксуорт был призван, чтоб навести нужный лоск, – или обманным методом сам получил это поручение Австралия и Большой Барьерный Риф, – и если правильно было 2-ое, то ради гонорара в 6000 фунтов за эту работу, целое состояние по тем временам, стоило cжульничать.

Хоксуорт был педантичным кретином с необузданным воображением, и конечным результатом его работы явилась пародия на то, что написал Кук. Предполагалось, что с Куком будут проводиться консультации. Но Хоксуорт не направил на Австралия и Большой Барьерный Риф это внимания, издал журнальчик таким, каким он у него вышел, игнорируя возражения Кука и не дав ему способности просмотреть либо отредактировать его перед публикацией. К счастью для Кука, перед тем как вышла книжка, он был в море. Заметим мимоходом, что некоторый доктор Биглхоул выпустил неадаптированное издание журнальчика Кука Австралия и Большой Барьерный Риф за пару лет ранее. Этот вариант так лучше, ибо кажется неописуемым, что кто-либо, не считая проф историков, когда-либо захотит прочесть книжку Хоксуорта.

В то же самое время у Кука произошли проблемы с Царским обществом, члены которого выразили свое разочарование плодами прохождения Венеры. Правильно, что большая Австралия и Большой Барьерный Риф часть их критики была ориентирована на Грина, но Грин был мертв, и Кук ощущал необходимость вступиться за него, и делал это с таким гневом и горечью, что его высказывания были исключены из официального выпуска Журнальчика.

А тем временем перестройка на борту «Резольюшен» была закончена. Ее воздействие на устойчивость корабля Австралия и Большой Барьерный Риф было гибельным. Центр масс корабля сместился, и он готов был опрокинуться даже в относительно умеренном море. Лоцман, проводящий его по Темзе, отказался поднять все паруса, чтоб судно не перевернулось, и произнес, что будь он проклят, если корабль вообщем выйдет в море. Лейтенант Кларк, который участвовал в этом очень устрашающем Австралия и Большой Барьерный Риф испытании, писал: «Клянусь, я пошел бы в море и в лохани, если пригодится, либо на „Резольюшен“, если вам это понравится, но вынужден огласить, я считаю, что это самое ненадежное судно, которое я когда-либо лицезрел либо о котором слышал».


avgusta-byuro-bashkirskogo-obkoma-vkpb-prinyalo-postanovle-nie-o-lesotehnikume-i-gornom-tehnikume-sentyabrya.html
avgusta-proveden-i-respublikanskij-sezd-pchelovodcheskih-tova-rishestv-avgusta.html
avgustejshaya-semya-i-potomki.html